Menu

  • Что происходит с коррекционными школами?

    Директор Института коррекционной педагогики Российской академии образования Николай Николаевич Малофеев


    В последнее время тема инклюзивного образования приобрела почти скандальную репутацию. Противники и защитники совместного обучения здоровых детей с детьми-инвалидами ломают копья в дискуссиях. ВОГинфо.ру побеседовал об инклюзии и кохлеарной имплантации с Николаем Малофеевым, директором ИКП РАО. 


    - Новое законодательство подразумевает объединение школ в более крупные объединения. По какому принципу будут объединять школы для глухих и слабослышащих? С другими коррекционными школами? Или все школы глухих станут одной школой? Или это будут конгломераты из разных школ для детей с ОВЗ? Или как-то иначе? Что про это слышно? 

    ФЗ «Об образовании» (2012 г.), насколько я понимаю, не предусматривает обязательного слияния учебных заведений. Другое дело, в регионах, в Москве, прежде всего, в последнюю пару лет набирает силу движение по созданию так называемых «образовательных консорциумов». Рассказать, что это такое, доверю изобретателям: «Образовательный консорциум» – новая институциональная форма образования, построенная на кооперации группы школ с иными образовательными учреждениями и образовательными ресурсами с целью обеспечения индивидуальных образовательных программ своих учащихся. При этом в организационном плане Образовательный консорциум может существовать как сеть ресурсных центров профильного обучения, где функции таких ресурсных центров могут выполнять (при определенных условиях) и образовательные учреждения или их объединения, и образовательные программы, и «внеобразовательные» организации (кадровые агентства, например)». [М.П. Черемных. «Образовательный консорциум» как модель сетевой организации профильного обучения старшеклассников]. 

    На бумаге все, вроде, выходит гладко, чего не скажешь о жизни. Во-первых, масштабы и разнообразие России не позволяют, на мой взгляд, внедрить модель равно полезную для всех. Во-вторых, мегаполис, Москва в частности, особое государство, и живет оно по своим законам. В-третьих, всегда есть «высшие цели», о которых «народ» узнает много позже, когда цели эти официально будут признаны ошибочными. 

    Напомню, закон дал новое определение – «образовательная организация», и таким образом привычная школа или специальная школа утрачивают прежний модус. Комплекс учебных заведений, например, детский сад, начальная школа, специальная школа, гимназия – по закону одна «образовательная организация». В каждом конкретном случае решение будут принимать на местном уровне, следовательно, должна возрасти роль попечительских советов, родителей, ибо они заказчики и могут (должны) влиять на ситуацию. Таким образом многое, если не все, зависит от гражданской позиции каждого участника процесса.

    - Не потеряют ли глухие педагоги работу в результате таких слияний?

    Не вижу связи занятости педагога и объединения учебных заведений. Трудовое законодательство никто не отменял. Право на работу определяет образование, квалификация и иные достоинства претендента, а не состояние слуха. Претендовать глухому педагогу на работу со слышащими детьми, скорее всего, не будет возможно. Но сохранятся специальные классы и группы, следовательно, сохранятся и рабочие мест для упомянутых учителей. 

    - Что будет происходить с финансированием бывших коррекционных школ? Система финансирования тоже меняется, как это может отразиться на коррекционном образовании вообще, и в частности на образовании глухих и слабослышащих? 

    На этот ответ у меня нет однозначного ответа. Если будет принят специальный ФГОС для детей с ОВЗ, должна быть рассчитана стоимость обучения одного ребенка. По сегодняшнему замыслу, финансирование «идет» за учеником. Дополнительные средства по этой схеме должны увеличить бюджет той образовательной организации, куда будет зачислен ребенок с ОВЗ. В последние 15 лет многие коррекционные школы получали столько средств, сколько могли «выбить», а не столько, чтобы обеспечить качественное образование. В школе, как и в семье, деньги следует считать, траты соразмерять с возможностями. В идеале заказчик должен определить точное соответствие «достаточного образования» при «минимуме затрат». В этом уравнении обе части должны соответствовать друг другу. Бюджет обязан обеспечить равенство условий образования вне зависимости от региона проживания ребенка. Остальное – за счет благотворительных средств, внебюджетных источников. 

    Изменение системы финансирования не должно отразиться на условиях образования глухих и слабослышащих. Внимательно прочтите Статью 79 ФЗ «Об образовании». 

    Статья 79 ФЗ "Об образовании". Организация получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья

    1. Содержание образования и условия организации обучения и воспитания обучающихся с ограниченными возможностями здоровья определяются адаптированной образовательной программой, а для инвалидов также в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.

    2. Общее образование обучающихся с ограниченными возможностями здоровья осуществляется в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам. В таких организациях создаются специальные условия для получения образования указанными обучающимися.

    3. Под специальными условиями для получения образования обучающимися с ограниченными возможностями здоровья в настоящем Федеральном законе понимаются условия обучения, воспитания и развития таких обучающихся, включающие в себя использование специальных образовательных программ и методов обучения и воспитания, специальных учебников, учебных пособий и дидактических материалов, специальных технических средств обучения коллективного и индивидуального пользования, предоставление услуг ассистента (помощника), оказывающего обучающимся необходимую техническую помощь, проведение групповых и индивидуальных коррекционных занятий, обеспечение доступа в здания организаций, осуществляющих образовательную деятельность, и другие условия, без которых невозможно или затруднено освоение образовательных программ обучающимися с ограниченными возможностями здоровья.

    - Принят закон о статусе жестового языка, повлечет ли это изменения в сурдопедагогике? Начнут ли обучать жестовому языку в школе?

    По моему глубокому убеждению, «принятие закона» не ведет к кардинальным переменам в сурдопедагогической науке. Практика, конечно, будет меняться. История вопроса насчитывает более сотни лет. У каждой позиции есть свои сторонники и противники, и в зависимости от того, «чья берет», следует смена методов обучения. В рамках интервью бессмысленно вести научную дискуссию, по местам все расставляет время. Другой вопрос, родители, учащийся вправе выбирать свой путь и соответственно учебное заведение, простите, образовательную организацию. Родителям, ученику решать, что для него предпочтительнее: устная речь или жестовый язык. Не забывая, что обретение права выбора предполагает ответственность за него.

    В Российской Федерации на рубеже 1990-х годов родители, в том числе и родители детей-инвалидов, впервые получили право выступать наряду с государством заказчиком дошкольного и школьного образования. Но обретя право выбирать между различными формами и системами образования, родители столкнулись с проблемой, до того им неведомой. Прежде цели и задачи школьного обучения ребенка с нарушением слуха задавало государство, оно же выстраивало сеть специальных дошкольных и школьных учебных заведений. Теперь родитель получил большую свободу в выборе образовательного маршрута для своего чада, это его право закреплено законодательно. Вместе с тем недостаточная, а то и полная неосведомленность родителей может сделать их выбор губительным.

    - Сейчас делается много операций по кохлеарной имплантации, причем, преимущественно, операции делаются в раннем младенчестве, то есть глухие дети с имплантами, по замыслу врачей, к школьному возрасту должны быть настолько реабилитированы, что смогут пойти в массовую школу. Означает ли это, что сурдопедагогика окажется не нужна? (ведь это может произойти в считанные 10-15 лет).

    Имплантирование, применение многоканального кохлеарного импланта — технология относительно новая. Всего два десятилетия тому назад названное медицинское вмешательство представлялось уникальным и сложным. Сегодня операция поставлена на поток, ежегодно кохлеарный имплант вживляется многим сотням детей. Во всем мире врачи убедительно демонстрируют высокое качество медицинской услуги. К кохлеарным имплантам, по нашим сведениям, претензий нет. Почему же многие родители, изначально охотно соглашаясь на оперирование своего ребенка, потом испытывают разочарование и корят себя за сговорчивость? Ожидаемого чуда — «после операции мой ребенок заговорит!» — часто не происходит.

    В сложившейся ситуации, как никогда прежде, важно обеспечить семью информацией, используя которую, она сможет решать, что для ребенка полезно, а что нет. Именно этим соображением руководствовались научные сотрудники нашего института, приступая к написанию книги «Кохлеарная имплантация». Полагаю, читатель сможет познакомиться с ней до конца этого года.

    Сама по себе кохлеарная имплантация является операцией безопасной. Но никто из нас не любит хирургические процедуры, многие относятся к ним с опасением, которое многократно возрастает в случае, когда оно предлагается младенцу. Случайное слово, оброненное человеком малосведущим или негативно настроенным к кохлеарной имплантации, способно повлиять на судьбу глухого малыша. Впрочем, и оптимистические рассказы о том, что подросток, прежде учившийся в специальной школе, после операции сразу перейдет в общеобразовательную, не менее вредны. Несовпадение родительских ожиданий и реального состояния ребенка, не включенного в работу с квалифицированным сурдопедагогом, объясняют, на наш взгляд, большое количество разочарований. Согласно зарубежным источникам, лишь 67% родителей довольны результатами реабилитации после кохлеарной имплантации.

    Опыт, накопленный в стенах ФГНУ «Институт коррекционной педагогики» РАО, свидетельствует: родительские оценки эффективности оперативного вмешательства могут быть более позитивными. Как объяснить подобный феномен? Убеждены, позитивное отношение в нашем случае формируется благодаря двум обстоятельствам: во-первых, сотрудники института оказывают прооперированным детям адекватную сурдопедагогическую помощь, во-вторых, в ходе занятий с ребенком целенаправленно учат близкого взрослого, как продолжить совместную работу с ребенком в домашних условиях. Опасения об умирании профессии сурдопедагога абсолютно необоснованны. Новое время требует от сурдопедагога новых знаний!

    - В школах для глухих применяются разные педагогические концепции, какие они и чем отличаются ?

    Ответ на этот вопрос следует начать с обращения к Федеральному закону «Об образовании», к статье 12. Образовательные программы. Согласно пункту 5 упомянутой статьи « Образовательные программы самостоятельно разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, если настоящим Федеральным законом не установлено иное. Действующие образовательные организации должны руководствоваться ФЗ и уставом учреждения, в котором оговорены избранные «педагогические концепции». Такое положение дел позволяет родителям выбирать ту образовательную услугу (педагогическую концепцию), которая соответствует его (родителя) представлениям о желательном для его чада образовательном маршруте.

    - Инклюзивное образование. Многие школы взялись за этот эксперимент. Какие результаты? Что есть положительного, что отрицательного? На конференции упоминались тревожные сигналы, жалобы из этих школ, какие жалобы и по поводу каких школ?

    Интеграция/инклюзия – одно из приоритетных направлений исследований, проводимых ФГНУ ИКП РАО. Определен, обоснован и экспериментально проверен набор вариантов интеграции/инклюзии, позволяющих подобрать каждому ребенку с особыми образовательными потребностями доступную и полезную для его развития модель интеграции, сохранив во всех случаях необходимую специализированную психолого-педагогическую помощь.

    Подлинная интеграция предполагает организацию в общеобразовательном учреждении оптимальных условий для каждого ребенка с особыми потребностями. Простое перемещение ученика из специального образовательного учреждения, имеющего необходимое оборудование и штат квалифицированных специалистов, в неприспособленные для него общеобразовательный детский сад или школу не имеет ничего общего с интеграцией, соответствующей возможностям и особым потребностям ребенка. Формальная инклюзия является, на наш взгляд, скрытой формой дискриминации. Если ребенку предоставляется доступ к общей образовательной системе, не имеющей условий для обеспечения соответствующего его особым потребностям обучения, его право на качественное образование, в действительности, нарушается, положение ребенка не только не улучшается, но ухудшается. Кстати, вступление в силу ФЗ должно нормализовать ситуацию. Обратимся к статье 2. «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе». Согласно пункту 27 упомянутой статьи, «инклюзивное образование - обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей».

    Сегодня в организации инклюзивного образования немало волюнтаризма, кампанейщины, именно об этом пишут в Комитет по образованию Государственной думы РФ родители и педагоги. На 7 июня Комитетом запланированы общественные слушания «Инклюзивное образование: реализация или дискредитация? (к годовщине ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов)». Надеюсь, дискуссия будет конструктивной, и сообща мы найдем оптимальное решение, о котором проинформируем все заинтересованные стороны и, конечно, Министерство образования и науки РФ.

    - Какие вопросы образования глухих, вы считаете, стоит поднимать в СМИ?

    На мой взгляд, наиболее остро стоит вопрос о том, как складываются судьбы наших учащихся по завершении образования. Насколько они самостоятельны и независимы? Как складывается их профессиональная и личная жизнь? Используя современный штамп, является ли школьное образование социальным лифтом для молодых людей с ограниченными возможностями здоровья или это дорогостоящий, но малопродуктивный институт.

    Беседовала Марина Потапова

    Фото - Валентин Прикащиков

    ВОГинфо.ру

    Похожие материалы (по тегу)

    comments powered by HyperComments
    Наверх

    Центральное правление ВОГ

     
    123022, Москва, ул. 1905 года, д. 10-А,стр. 1
    тел.:  +7 499 255 6704
    факс: +7 499 253 2812
    e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (Президент ВОГ)
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 
    (Секретариат)

    Управление социальной политики и реабилитации

     
    107140, Москва, 1-й Красносельский переулок, д. 3.
    тел./факс: +7 499 264 0021

    УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ

     
    109544, Москва, Ковров переулок, д. 28, стр. 1

    тел.:  +7 495 678 8049
    факс: +7 495 678 6709

    Редакция сайта

     
    e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Свидетельство о регистрации средства массовой информации 

    № ФС77-59881 от 17 ноября 2014

    ВОГинфо.ру

    ВОГ в социальных сетях